Понедельник, 23 октября 2017 00:00

ДИССИДЕНТ ПОНЕВОЛЕ

Несколько историй про писателя Владимира Войновича — по случаю недавнего 85-летия автора романа о жизни и необычайных приключениях солдата Ивана Чонкина и множества других книг, хороших и очень хороших.

Помню, как выглядело здание, где сегодня находится роскошное и недешевое кафе «Лувр», в период своего запустения: грязный фасад, запыленные окна, ржавые карнизы. Некоторые залы кафе были присоединены к соседнему дому и использовались как учебные помещения вечерней языковой школы.

Когда ему было пятнадцать лет, через его город на Западной Украине прошли советские войска. Они двигались в сторону Чехословакии. Август 1968-го Зорян Попадюк забыть не мог, и возникшее тогда чувство несправедливости соединилось в нем со стремлением к национальному возрождению Украины.

Суббота, 23 сентября 2017 00:00

ЕГОР ЛАЗАРЕВ ГОДЫ В ПРАГЕ (1919—1937)

Простотой и искренностью веет на всех от этого человека. Никто не наблюдал в нем самомнения, которым часто страдают даже выдающиеся политики. Он просто жил так, как только мог жить по своей нравственной и политической природе.

Е. Д. Кускова. Сын крепостного. Дни, №764, 14 мая 1925.

К 125-летию Марины Цветаевой и 135-летию Льва Карсавина в Кламаре (Франция) под эгидой мэрии города 5 октября 2017 года состоится открытие экспозиции Marina Tsvetaeva/ Lev Karsavine: les vesuviens russes de Clamart («Марина Цветаева / Лев Карсавин: русские везувианцы Кламара»). В рамках междисциплинарного проекта куратора Анны Кузнецовой в сотрудничестве с президентом ассоциации Марины Цветаевой историком Флораном Дельпортом (Florent Delporte), кламарскими архивами, фондами тарусского дома-музея семьи Цветаевых и другими организациями Кламар рассматривается как геофилософский феномен русской и европейской истории.

Имя революционера Егора Лазарева не найти в советских учебниках истории: народник, правый эсер, министр просвещения Комитета членов Учредительного собрания Самарского правительства, он был политэмигрантом и при царском, и при советском режиме. Его жизнь — история борьбы и скитаний, «хождения в народ», кипучей деятельности по разрушению ненавистного режима и кропотливой ежедневной работы: от швейцарской «кефирной» фермы до пражского журнала «Воля России». Он стремился улучшить и мир, и человека, и себя самого, яростно занимаясь самообразованием (языки, философия, медицина) и не оставляя физического труда, который был ему знаком с детства. Его жизнь может служить эталоном биографии русского революционера, со всей ее жестокостью и идеализмом.

Мне кажется, после меня все будет по-другому. Или не будет ничего.

Марк Шагал. Моя жизнь

Граф Николай Николаевич Апраксин, внук двух российских губернаторов, на протяжении последних десятилетий занимается историей отношений своего рода с домом Романовых. 22 ноября 2016 года в Брюсселе в Музее Куврер (Musee Couvreur) им был прочитан доклад «Несут ли мои деды определенную ответственность за события 1917 года». В продолжение этого выступления, организованного бельгийским «Фондом охраны российского наследия» (Fondation pour la préservation du patrimoine russe dans l'Union Européenne), граф Апраксин в дни столетия отречения Николая II от престола дал интервью «Русскому слову».

Воскресенье, 18 июня 2017 00:00

ВОЗВРАЩЕННОЕ ИМЯ

В пражском Доме национальных меньшинств 17 мая состоялась презентация книги Федора Богатырчука «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту». Новую книгу представил ее автор-составитель и редактор Сергей Воронков. Открыл вечер издатель, председатель общества «Русская традиция» Игорь Золотарев.

Пятница, 16 июня 2017 00:00

ПРАВО НА ПАМЯТЬ: ЛИЕНЦ 1945-2017

Организация «Русская традиция» регулярно принимает участие в ежегодных акциях поминовения в Лиенце. Совместно с В. П. Мелиховым, казачьими организациями и Австрийским Черным крестом мы стараемся не допустить забвения произошедшей здесь трагедии. Наши представители являются членами австрийского общества «Памяти казачьей трагедии в Лиенце», которое занимается сбором архивных материалов и раскопками на месте событий.

В России философ больше, чем философ: он не только мыслит, но и пророчествует. Судьба Константина Леонтьева подтверждает, что нет пророка в своем отечестве. Один из самых ярких мыслителей России XIX века был забыт в XX веке, о котором пророчил, что Россию ждет великое дело возрождения византизма.

Русский философ, дипломат и писатель Константин Леонтьев оставил глубокий след в философском мышлении современников. Он начинал как писатель-романист, во второй половине жизни пришел к изложению своих философских взглядов в публицистических работах, самой известной из которых стал труд «Византизм и Славянство». В одном из отзывов упоминалось его «бесподобное „Византизм и Славянство“, которое вместе с „Россией и Европой“ Данилевского должны бы быть известны каждому русскому человеку». Эти же слова повторяет в своих лекциях современный философ Ф. И. Гиренок. Однако наследие Константина Леонтьева после революции было предано забвению, а его имя упоминали только специалисты в области истории русской философии.

Пятница, 26 мая 2017 00:00

НАЕДИНЕ С ИСТОРИЙ И СОВЕСТЬЮ

По историческим меркам четверть века — это совсем немного. А по меркам человеческой жизни?.. Даже не верится, что столько лет ушло у меня на подготовку этой книги к изданию. Думал ли я, читая летом 1991-го Богатырчука, что именно он откроет мне глаза на весь ужас большевизма, состоящий в каждодневном насилии над свободной, живой душой человека, не утратившего совести и таланта? Нет, конечно. Антисоветская закваска, полученная в юности от отца-фронтовика, сына дворянки и донского казака, давно уже бродила во мне и лишь ждала своего часа. Но даже на фоне книг Солженицына и Гроссмана, прочитанных в ксероксах еще в начале 80-х, «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту» поражал. Не только эпатирующим, бьющим под дых названием, но и личностью автора — всемирно известного ученого-радиолога, блестящего шахматиста и видного общественного деятеля.

На философском факультете Карлова университета 11 мая 2017 года был подписан меморандум о создании научно-исследовательского центра по изучению современной России, который будет носить имя Бориса Немцова. Инициаторами выступили Карлов университет (Прага) и Фонд Бориса Немцова (Берлин). На презентации присутствовали Марек Пржигода, директор Института восточноевропейских исследований философского факультета Карлова университета; Жанна Немцова, дочь политика и глава Фонда; профессор Елена Лукьянова, руководитель магистерской программы публичного права ВШЭ (Москва); политолог Александр Морозов и другие гости.

Снова, как многие годы подряд, у мемориальной доски, размещенной на стене Успенского храма, в начале мая вспоминали русских и украинских эмигрантов, арестованных СМЕРШем в первые послевоенные дни 1945 года и угнанных в советские лагеря. Возлагались венки и букеты, звучала «Вечная память». Но, в отличие от прошлых лет, в речах, произнесенных на Ольшанском кладбище 13 мая 2017 года, слышались не только скорбь и покаяние за прошлое, но и тревога за будущее.

Дети и внуки профессора Вагнера, жившие в России и до 1917 года вряд ли помышлявшие покинуть родину, после октябрьского переворота оказались в «дикой исторической полосе». Времена, которые, как известно, не выбирают, были тогда тяжелые повсюду. Но такой фатальной последовательности трагических событий, которая выпала на долю России в первой половине XX века (да и далее!), похоже, не довелось испытать больше никому. Семью Вагнеров эта чаша, конечно, не миновала. Как же сложилась в этих условиях жизнь третьего поколения — внуков Н. П. Вагнера?

Братья по крови. Часто ближайшие родственники (братья или сестры), несмотря на сходные семейные и общественные условия жизни, имеют совершенно разный спектр личностных качеств и непохожие судьбы1. Жизненный путь сыновей Н. П. Вагнера, о которых пойдет речь в этой части статьи, наглядно иллюстрируют этот феномен. Что же было написано на роду трем братьям, появившимся на свет во вполне благополучной семье профессора Н. П. Вагнера с 1862 по 1867 год?

Среда, 22 февраля 2017 00:00

ЗАБЫТАЯ МОГИЛА

Попасть в Хвалы совсем несложно. Этот бывший самостоятельный городок в восточных окрестностях столицы давно уже вошел в ее состав как часть района Прага 20 (Horní PočerniceChvaly). Проще и быстрее всего добраться туда на метро. От конечной станции Černý Most поездка на автобусе займет всего 10 минут. А в Хвалах вам любой подскажет, как найти кладбище.

У стены напротив ворот находится захоронение № 916 с памятником-бюстом. Это могила революционерки и политзаключенной царских времен Екатерины Константиновны Брешко-Брешковской, которую называли «бабушкой русской революции» (но, конечно, не Октябрьской, а полузабытой Февральской).

Не забудьте помянуть нас добрым словом. 

Н. П. Вагнер 

Часть 1.

Человек с серо-зелеными глазами

 

Вагнер (Wagner  — «каретник») — очень распространенная фамилия и в Германии, и в странах бывшей Австро-Венгрии, не очень редка она и в России, где, по-видимому, большинство Вагнеров имеют именно немецкое происхождение.

Сын артиллериста     В Царском Селе под Санкт-Петербургом в семье поручика полевой артиллерии Василия Васильевича Тарновского, происходившего из потомственных дворян Киевской губернии, и его жены Варвары Львовны (урожденной Ханыковой) 24 декабря (н. ст.) 1907 года родился мальчик, крещенный в честь святого преподобного исповедника Михаила Константинопольского. Отец будущего авиатора, несмотря на невысокий чин, к тому времени уже снискал известность среди сослуживцев как храбрый офицер. На полях сражений во время русско-японской войны 1904—1905 гг. он заслужил ордена св. Анны IV ст. с надписью «За храбрость», св. Станислава III ст. с мечами и бантом и св. Владимира IV ст. с мечами и бантом.

20 декабря 2016 года в художественной галерее «Заградник» в рамках фестиваля «Сибирь, Сибирь» состоялась презентация книги Т. Машинской «Омский дневник» (1917-1920), выпущенной издательством общества «Русская традиция». История появления этой книги сама по себе интересна: однажды в распоряжении «Русской традиции» оказался рукописный дневник Татьяны Николаевны Машинской, дочери влиятельного и богатого сибирского купца Николая Машинского, в котором она описывает быт и нравы, царившие в омском городском обществе начала ХХ века. После захвата большевиками власти в России, Машинские были вынуждены эмигрировать в Чехословакию. Совсем недавно этот рукописный дневник расшифровала дочь Татьяны Николаевны – Елена Недзведская, проживающая в Праге, и он был выпущен отдельной книгой. Хотя с момента ее издания прошел уже почти год, автор комментариев, историк Линаида Давыдова продолжала работать над темой и собирать информацию о людях и событиях, описанных в книге, обнаружив много новых и любопытных сведений.

Страница 1 из 4